Анатолий Радов - Изгой: Начало пути [СИ]

Анатолий Радов

ИЗГОЙ

Начало пути

Глава первая

Ночная улица была абсолютно безлюдной, но я всё равно держался ближе к стенам домов. Перебежками от одного особняка к другому медленно подбирался к цели, и если б не вспышки, то был бы вовсе невидим во тьме. Очередной сполох заставил резко остановиться. Ярче всех предыдущих, он больно и безжалостно резанул по глазам, и я запоздало прикрыл их.

— Да чтоб тебя Номан покарал! — выругался сквозь зубы, но слова потонули в мощном раскате грома, растворились в нём без остатка, а я принялся елозить по векам кулаками. И вдруг испугано выдохнул. С ума сойти! Выбраниться так на молнию, которая как раз и является атрибутом Номана, великого Бога Всего Живого, Бога-Творца мира Отум. Совсем голова не варит после двух бессонных ночей.

— Прости, Великий Номан.

Не дожидаясь, когда зрение придёт в норму, метнулся на другую сторону улицы, присел у едва различимой во тьме стены на корточки. За секунду до этого ладонь машинально надавила на рукоять ножа, чтобы ножны не коснулись булыжной мостовой.

А с неба сорвались первые крупные капли. Сухой и спёртый воздух, доставшийся ночи в наследство от жаркого летнего дня, тут же наполнился прохладой, и от камней потянуло лучшим из ароматов. Тем, что бывает только в самом начале дождя — густой, но лёгкий, от которого внутри появляется предвосхищение чуда. Очень похоже пахнут арбузы. Очень, но всё равно не так.

Вздохнул с тоской. Вот уже два лета я не ел арбузов.

И только собрался двинуться дальше, как за ближайшим поворотом, ведущим на площадь Чёрного Звонаря, послышались отчётливые тяжёлые шаги. Чёрт, неужели стражники?! Но они должны быть у Ранской арки!

Бросил затравленный взгляд на ту сторону. Не вовремя же я её покинул. Ох, как не вовремя. Ругнулся почти беззвучно, провёл ладонью по лицу, вздохнул раздражённо.

На той стороне было где укрыться от нежданных гостей. Большой балкон двухэтажного дома поддерживали две колонны в виде перекрученных толстых стволов сейконы. А здесь, как назло, ни одного балкона, ни одного козырька, мелькнёт очередная молния и ты как на ладони. На автомате рванул обратно, но не успел. Стражники вывернули из-за угла, слабенькая молния, не слепя глаз, мягко осветила округу, и я резко остановился. Покачал досадливо головой, хмыкнул, и повернулся к ним лицом.

— Стоять, — буркнул высокий стражник, хотя я делал именно это. Теперь, когда свет вспышки, уже в который раз, жадно поглотила ночь, я снова видел лишь силуэты. Второй стражник, чуть пониже ростом, в отличие от своего напарника не стал размениваться на слова. Поднял руку и молча метнул в меня заклинанием «воздушные путы». Не боевое, но способное на время обездвижить. Кто его знает, вдруг я порядочный житель города, или даже благородный. Убей или просто повреди такого, и можно запросто вылететь со службы. А если даже пожалеют за прошлые заслуги и всё-таки оставят, то родственники загубленного обязательно наймут убийцу. И то, какой будет твоя смерть, зависит только от цены. За хорошие деньги ты будешь умирать долго и мучительно, неделю, две, корчась от боли и проклиная тот миг, когда решил не сделать «предупредительного в воздух», а сразу использовал боевое плетение. Поэтому «низкий» перестраховывался.

Мне же опасаться было нечего. Я чужой здесь, мне плевать, что обо мне подумают местные жители, мне плевать кто тут благородный, а кто простолюдин, кто богач, а кто нищий, кто святой, а кто убийца. Я пришёл, чтобы заработать свою свободу, и сразу уйти, не оставив ни следов, ни воспоминаний о себе.

Поэтому, на пути «воздушного» плетения возник «щит» из этой же магической ветви, а в сторону стражников метнулась «молния» первого круга, похожая на гибкую, сверкающую стрелу. Это заклинание было у меня в арсенале вот уже полтора года. Старый пьянчужка, но хороший маг Альтор’Кранг обучал меня всему, что умел сам. Почти такая же молния, как и те, небесные, которыми играет в облаках Великий Номан. Мощностью не сравнить, конечно, но чтобы вывести из строя незащищённого специальным плетением вполне достаточно.

Ждать и тем более проверять, защищены стражники или нет, я не собирался. Выхватил резким движением клинок из ножен и вступил в бой. Клинок у меня обоюдоострый, длиною в полметра, довольно лёгкий, благодаря глубокому долу разделяющему его пополам. Метнулся с ним вслед за сверкнувшим заклинанием, и уже через секунду лезвие перерубило древко одной из алебард у самого топора. Тот громко звякнул о мостовую, стражник отбросил ставшую бесполезной «деревяшку», торопливо потянулся к поясу, где в коротких ножнах покоился боевой нож. Но я не мешкал. Двумя быстрыми шагами сблизился, заступил правой ногой за его ноги. Клинок полетел вниз, брошенный за ненадобностью, а я, вложившись в удар всем телом, засадил ему в подбородок локтем. Не ожидавший такой прыти, стражник попытался сделать шаг назад, чтобы удержать равновесие, но наткнулся на мою ногу и в полный рост рухнул вниз. В эту же секунду я оставил его и занялся вторым. Видимо на пластинки их лат всё-таки были наложены какие-то защитные заклинания против стихийных ветвей. На каждую по одному, чтобы вязи не соприкасались друг с другом. В таком случае бывают непредсказуемые последствия.

Поэтому низкого «молния» лишь ослепила, и он, выставив перед собой алебарду, жадно прислушивался к каждому звуку. Как раз в тот момент, когда до его ушей донёсся звонкий удар доспехов о булыжники, я уже был у него за спиной, и обхватив шею рукой, изо всех сил напряг мышцы.

Нет, душить насмерть я не собирался. Низкий попытался ударить древком, не достал, резко отшвырнул алебарду, потянулся к поясу. И снова звон. Чёрт! Слишком много звона. Я перехватил руку стражника и сжал запястье мёртвой хваткой. Когда его ноги задёргались в первых па танца агонии, ослабил захват и аккуратно уложил уснувшее тело на мостовую. Вернулся к первому. Тот после падения уже приходил в себя. Проделав с ним то же, что и с его напарником, я облегчённо выдохнул. Теперь они не очнутся в течение получаса, как минимум. И очень надеюсь, мне хватит этого времени.

Я схватил высокого под мышки, и тяжело дыша от напряжения, потянул в тёмный проём между домами. Весил этот кусок мяса, засунутый в куски железа, порядочно. Вспыхнула молния, я вздрогнул и с досадой сжал зубы. Ну неужели нельзя было без этого? О, Великая Эри, почему же ты всегда поворачиваешься ко мне тем местом, которое у тебя хоть и прекрасно, но увы, не приносит удачи?

Оттащив оба тела в чёрный проём меж домами, я обтёр мокрые пахнущие железом ладони об куртку, стряхнул капли дождя с волос, поднял с мостовой нож и рванул по улице. Теперь можно не прятаться, не перебегать от тени к тени, прислушиваясь к каждому шороху. За двое бессонных суток я хорошо изучил маршруты стражников в этом районе. Три патруля — две двойки и одна тройка. Сейчас первая двойка где-то в конце улицы Вздоха Зыби, тройка должна быть на углу Красной Стрелы и улицы Дар’Шида, ну а вторая двойка временно дисквалифицирована. Да дело даже не в этом. Больше всего я опасался возможностей здешних стражников. Как назло за две ночи, проведённые в слежке за ними, ничего криминального не произошло, и я не смог оценить их боевые качества.